Владимир Кириязи: «Не могу забыть пердящее дупло Мирославы Бердник»

Владимир Кириязи: «Не могу забыть пердящее дупло Мирославы Бердник»

Не могу забыть тот роковой день, когда я встретил великую православную коммунистку и злостную нимфоманку-онанистку Мирославу Бердник, скрывающуюся от толпы своих запорожских поклонников-импотентов в Киеве на Печерске, — пишет на сайте «Святая Русь» Лидер извращенцев Украины Владимир Кириязи

Не могу забыть, как Мирослава, возбужденная и встревоженная законом «О декоммунизации», прижималась ко мне так сильно, будто я — единственный член в её женской жизни. Когда на мои страстные поцелуи Мирослава Бердник отвечала своими старческими коммунистическими поцелуями шершавых вонючих губ, мне очень хотелось проблеваться. Но жажда ебли требовала жертв, поскольку получше бабёнки не подвернулось. Её поцелуи были, жадными настойчивыми и очень похотливыми. Мирослава Бердник покрывала своей зрелой нежностью всё моё молодое тело, что было неудивительно в её пенсионные годы. О да, она была в опытной любовницей с давних времен. Мирослава Бердник не скрывала, что в бурной советской молодости она имела секс не только с доблестным красноармейцами, но и с их конями, а также телятами, быками, и прочей колхозной живностью, которую Мирослава боготворит по жизни. С песней — по жизни.

Пересохшие от вожделения губы Мирославы Бердник опускались все ниже к моему центру удовольствия. Мой набухший член желал проникнуть прямо в её коммунистический рот и натолкать ей в глубокую глотку мой нектар любви. Интуитивно я запускал свои пальцы в седые волосы Мирославы Бердник, чувствуя как по их корням лазят вши! Наверное они поселились в голове у Мирославы еще в раннем детстве — в годы гражданской войны!

Я даже растерялся от такого напора старой коммунистки-онанистки. Она просто заглатывала мой половой член, по самые яйца! Это было что-то. Я вспомнил все истории, которые мне рассказывали друзья, про еблю бабушек и удостоверился в их правдивости. Мирослава Бердник была истинным монстром секса советской закалки!

«Зачем я это делаю?» Кто его знает, что я нашёл в этой престарелой марухе, свихнувшейся на почве ненависти к стране проживания? Но, как в народе говорят, если есть пизда и рот, значит, баба не урод. И не таких драли! И вот шершавые губы Бердник уже дразняще возбуждали меня в районе моих яичек и промежности.

— Я очень хочу в попку! — нежно, посмотрев мне в глаза, промолвила древняя красножопая тварь Бердник и погладила моё мужское достоинство, виляя раздолбанным задом. Кстати, зад был не очень, потому как от то ли от старости, то ли от излишней ласки, он давно уже не сдерживал газов. Мирослава Бердник зловонно попукивала в процессе любовных игр.

Я ещё никогда не чувствовал себя так растерянно, потому что мне не попадались такие древние развалюхи, как Мирослава Бердник. По правде, в этом конкретном случае мне абсолютно не хотелось доминировать. Пусть старая сталинистка, годами не удовлетворенная нежность, изголодавшаяся по оргазму нимфоманка сама покажет класс. В Советском Союзе она, поди, научилась многим редким извращениям, которые с радостью мне и передаст. И Мирослава прекрасно чувствовала превосходство надо мной и своим возрастом, и своими взглядами и своей дремучей злоебучестью.

И вот я потерялся во времени в пространстве, наслаждаясь тем, как Мирослава Бердник гладит скачет на моем члене. Я очень желал чтобы она быстрее стала раком и я смог войти в ее анальное отверстие. Я с тревого думал, что в ее возрасте уже вряд ли делают клизму…

Я медленно снял с Мирославы Бердник совдеповский свитер. Бедняжка не удосужилась прикупить себе ничего нового, проживая в Запорожье, — подумал я. А уж в Киеве ей и вовсе приходится давать бомжам на Центральном вокзале за окурочек на параше. Но старым коммунисткам не привыкать к достойной жизни! Я схватил её обвисшие сиськи и понял, что пришло время любить! Стон женского удовольствия донесся до моих ушей. Мирослава была вне себя от бурного оргазма, который взрывал ее непрезентабельное тело!

Моя престарелая нимфа ловко перевернулась на живот, маняще разведя руками ягодицы. Я погрузился язычком в её воняющий грязный коричневый анус. Мирослава Бердник пёрнула от удовольствия мне прямо в рот. Видно, ей давно никто не лизал попку.

Мой напор становился страстным и несдержанным. Я схватил старую проблядь за волосы и заставил коммунистку откинуть назад свою морщинистую шею. Мои руки блуждали по всему её обвисшему содрогающемуся в оргазмах телу…

Стоны Мирославы Бердник нарастали! И обстановка в спальне становилась накаленной, как во время битвы под Сталинградом. Я почувствова, что сейчас из её глаз посыпятся искры от нескончаемого потока удовольствия, которое я дарил старой похотливой коммунистке-онанистке. Злоебучая бабушка кусала подушку, драла спинку кровати своими заскорузлыми пальцами, ругалась благим матом, не в силах сдержаться от удовольствия. Как же меня возбуждало видеть эту православную суку, бьющуюся в безумии оргазма… И я понял, что явно пришло время делать Мирославе Бердник анальный фистинг!

Через несколько секунд опытная совдеповка любовница догадалась ЧТО ей предстоит. Она резко прижалась ко мне своей старческой попой. Пара уверенных движений моего кулака и Мирослава Бердник уже была в космосе от фистинга, который я ей делал уверено и неотвратимо — по самый локоть. Это не страшно, что рука моя утонула в её дерьме. Главное доставить удовольствие партнерше. А Мирослава Бердник была моей давней мечтой. Мне всегда было интересно жухнуть эту прожженную православную коммунистку с красной пиздой и смердящей жопой. Бурные оргазмы развивались по телу Мирославы Бердник мелкой дрожью. Я драл ее кулаком в задницу, а членом в детородный орган. Она получила качественный сэндвич! Ещё пара палок и я присоединился к её глубокой анально-вагинальной нирване целиком.

А потом мы долго лежали обнявшись, и я рассказывал Мирославе Бердник скабрезные анекдоты о Сталине, о Ленине, о Брежневе, а коммунистка ржала как лошадь и всё порывалась повторить сеанс любви. Но мне её было достаточно.

Я поздравляю тебя, Мирослава! Твой экзамен на вступление в клуб извращенцев Владимира Кириязи ты сдала на «отлично». Впрочем, я в этом и не сомневался, зная, какие сладострастные потрясения тебе пришлось пережить в советские времена…